Говорим и слушаем одним органом?

В тестах на знание языка, например IELTS, мы видим разделение навыков понимания речи и процесса говорения, например, speaking и listening, будто бы речевой и слуховой аппараты (слуховой аппарат??) – совершенно отдельные системы, но в этом посте мы поговорим о том, что их связывает.

Когда вас спрашивают, не помыли ли вы вчера уши вишневым компотом, намекая на то, что из-за застрявших косточек вы теперь плохо слышите, и поэтому постоянно переспрашиваете, чаще всего оказывается, что вы просто думали о чем-то отвлеченном. То есть вы слышали, что вам что-то говорят, но вы не воспринимали входящую информацию. Разумно предположить, что за нашу речь и владение языком в целом, возможно, отвечает одна система, поэтому можно попробовать доказать связь навыков speech comprehension (восприятие речи) и speech production (продукция речи). Для удобства я дальше использую английские термины comprehension и production. Отмечу, что в литературе также используют термин perception вместо comprehension, особенно, если речь идет о восприятии отдельных звуков.

 

Советую прочитать!

 

Исторически сложилось так, что психолингвистика отдельно рассматривала эти процессы. Весь 19 век наука занималась production, и процессы освоения языка детьми были полностью основаны на наблюдениях, то есть на том, что говорили дети. Всё изменилось, когда в Eimas et. al (1971) представили свой эксперимент, направленный на исследование того, как младенцы воспринимают речь. В то время пришла настоящая эра perception studies в психолингвистике. Вопрос: «Что происходит, когда мы понимаем смысл предложения?», был основным в те годы, а навык production остался фокусом лишь в исследованиях оговорок, self-repair (явление, когда вы сами себя исправляете во время речи) и hesitation (явление, когда человек колеблется во время речи, например, паузы «эээ» или «хм»). В 80-90е года уже выходило много исследований и по perception, и по production, но это были отдельно развивающиеся ветви, и только малюсенькое количество исследований наблюдало именно за связью между этими двумя навыками.

У вас было такое, что вы говорите по телефону, а там из-за проблем со связью слышно ваше эхо? То есть вы слышите то, что вы сказали пару секунд назад. Ужас, да? Это очень мешает планировать свою речь, хочется говорить только, когда эхо затихнет или вообще повесить трубку. С другой стороны, понаблюдайте за собой в момент говорения! Вы слышите только что произнесенные вами звуки и слова, но это не мешает вам говорить дальше, вы даже не замечаете этого. Так вот для этих всех феноменов существует название delayed auditory feedback (запоздалый аудио фидбэк). Если вы будете слышать вашу речь с задержкой, в каких то, 150 миллисекунд, вы с трудом будете говорить дальше. Учитывая это, была создана инженерная модель мониторинга собственной речи, где мы слышим нашу речь, пока не начали говорить следующий слог слова. Интересно, что без мониторинга собственной речи совсем нельзя обойтись. Произнося и планируя дальнейшую речь, мы сопоставляем аудио фидбэк (то, что мы только что сказали) с абстрактным образом того, как звуки и слова представлены у нас в мозге. При нарушении функции речевого мониторинга, возникают такие нарушения речевой деятельности, как парафазия (больной говорит совсем не то, что планировал сказать).

Также в поддержку связи comprehension и production свидетельствует множество других данных, например, участники эксперимента Broadbent (1952) не могли понять вопрос, если его задавали, пока они отвечали на предыдущий. Это кажется очень примитивным открытием, но оно привело к новому термину selective attention (выборочное внимание). Наше внимание может быть направлено только на одну из задач, значит обе задачи требуют доступа к какой-то одной системе, которая «занята», пока мы говорим или пока слушаем. Эта система помогает нам кодировать или декодировать информацию. Интересно, что всё-таки мы можем одновременно использовать обе системы, и именно это продемонстрированно в экспериментах на close shadowing. Испытуемые должны повторять только что услышанную речь, и опоздание, с которым им требуется повторить услышанную речь, может варьироваться.

  • Вообще, эта тема воистину неисчерпаемая потому,  что можно долго говорить об оговорках, где то, что мы планировали сказать или только что сказали, внезапно слетает у нас с языка. Так как свою речь мы тоже слышим, анализ оговорок непосредственно связан и с comprehension, и с production.
  • Еще существует такая вещь, как прайминг (priming), когда только что обработанное нашим мозгом (услышали, увидели, прочитали), скорее всего, повлияет на то, как будет обработана любая дальнейшая информация, например, после того, как нам показали картинку кошки, мы быстрее среагируем на надпись КОШКА через несколько секунд. Это работает и в диалогах, например, если ваш собеседник начал предложение с «а» («А ты, вообще-то, чем занимаешься?»), есть большая вероятность, что вы также начнете ответ с «а» («А я вот книгу читаю и чай пью, а ты?»), или за пассивным залогом также, скорее всего, последует пассив.
  • Даже в изучении иностранного языка: те лексические единицы, которые мы чаще или встречаем в текстах, имеют все шансы прочно засесть в нашей памяти, а значит мы их и будем активно использовать в речи.
  • Можно еще углубиться и в тему освоения родного языка детьми, которые сначала слушают, а потом говорят, как смесь всех окружающих их взрослых и детей. Однако, дети имитируют не все черты языка своих воспитателей и родителей, почему? Если бы дети просто повторяли услышанное, они бы не говорили всех тех забавных вещей, которые присущи детскому еще не установившемуся языку.

Таким образом, сомнений в том, что системы comprehension и production связаны уже нет, и литература также склоняется к тому, что обе системы разделяют одни representations (представления, в данном случае, языковые). Однако есть и данные, свидетельствующие лишь о влиянии одной системы на другую, асимметрию между системами, а не полную симметрию декодирование-кодирование языка. Например, дети, часто правильно говорят, но не могут полностью понять смысл фраз взрослых, потому что у них еще недостаточно хорошо работает навык perspective-taking (ставить себя на место собеседника, смотреть на ситуацию с перспективы собеседника).

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s